Рискогенный потенциал деструктивного сектантства и общественная опасность нетрадиционной религиозности

Деструктивные секты антиисторичны. В случае присутствия в том или ином религиозном движении признаков деструктивной секты, антиисторизм всегда будет характерной чертой этого движения, так как деструктивность исключают саму возможность исторической саморефлексии вследствие отсутствия критичности мышления по отношению к истинности проповедуемого учения и используемым практикам. Как правило, в вероучительных и других источниках невозможно обнаружить анализа со стороны лидеров и последователей деструктивных сект истории своего существования, а если это и делается, то только для увеличения доверия к учению секты, что всегда сопряжено с намеренным искажением исторических фактов.

Деструктивные секты не способны воспринять свой прошлый опыт с известной долей критики и сделать конструктивные выводы относительно методов своей деятельности. Несомненно, в истории сектоведения были случаи отхода сектантских организаций от своей деструктивности, однако это происходит крайне редко и, как правило, после значительных для данной секты или окружающего мира трагических событий (смерть основателя религиозного движения, попытка массового суицида последователей, предсказанный, но не сбывшийся конец света и проч.).

Вероучение деструктивной секты ориентировано не столько на религиозное переживание, сколько на эмоциональное восприятие своих доктрин. Примитивность и технологизм вероучения деструктивных сект выносит возможность анализа этого феномена за пределы религиоведения, оставляя это исследовательское поле для более адекватных в данном случае дисциплин – психиатрии, криминалистики и других наук, анализирующих отклонения и патологии в социуме и человеке. Однако деструктивные секты заявляют о себе как о религиозных группах, значит обязанностью религиоведения будет изучение внутренних механизмов организаций, придерживающихся нетрадиционной религиозности. Если ранее область религиоведения, которая занималась изучением сект, представляла собой некий дисциплинарный раздел, накапливающий фактический материал, демонстрирующий только разнообразие религиозных учений, то теперь сектоведение призвано анализировать все патологии религиозного и псевдорелигиозного сознания, так как очевидная, но не воспринимаемая ранее как обязательная для своего наличия высокая рискогенность сект, возросла на несколько порядков, стала глобальной.

Теории, объясняющие феномен появления насилия в сектах, исходят из принципа истолкования этой проблемы с позиций психологии религии, касаясь собственно религиоведческого анализа лишь в тех случаях, когда необходимо было продемонстрировать оправдание насилия с точки зрения вероучения той или иной религиозной организации. Эти подходы акцентируют внимание на том, что применяемые в сектах методы обращения с адептами в сектах наносят непоправимый вред их психическому и физическому здоровью. Если же говорить об опасностях иного порядка, то сектам также «ставится в вину» нарушение законодательства тех стран, где они осуществляют свою религиозную, миссионерскую, политическую, экономическую и иные виды деятельности, направленные на повышение политического авторитета своей организации, стремясь упрочить свои позиции и приобрести статус институционального образования. Эти действия приводят в свою очередь к тому, что в мире появляются общественные силы, протестующие против подобного рода экспансии деструктивных сект. Они состоят из представителей и сторонников традиционных религий и христианских церквей, а как это видно на примере США, Европы и России, в большинстве случаев эти силы могут представлять средства массовой информации, политические организации, правоохранительные структуры, но чаще это гражданские и общественные инициативы. В ходе выработки подходов, рассматривающих секты в качестве своеобразных образований, содержащих в себе потенциальную опасность и применяющих в своей деятельности прикрытие в виде социально одобряемой деятельностью, маскирующую эту опасность, эти общественные силы стали приписывать сектам черты экстремистских группировок, которые способны воплощать в жизнь не только религиозно трактуемые фанатичные действия, но и финансовые махинации, совершать террористические акты и иную преступную деятельность. В западной, а теперь уже и отечественной прессе, существует огромное количество журналистских публикаций, раскрывающих преступную деятельность деструктивных сект. Протестующие против безнаказанной деятельности и информирующие общество об опасности сектантства, они получили название антисектантских организаций (соответственно на Западе, в силу терминологических различий, они получили название антикультистов).

Таким образом, именно насилие является отличительной чертой деструктивных сект. Если ранее секты трактовались как опасные с той точки зрения, что ущерб от членства в секте несет сам последователь, принимая на себя религиозный опыт, обедняющий его культурный, моральный и интеллектуальный облик, то теперь секты представляют опасность совершенно на ином уровне. В сектах совершаются убийства, последователи сект совершают самоубийства и проводят террористические акты, лидеры сект активно занимаются коррумпированной политикой и создают свои «карманные» экономические и информационные системы. Являясь по сути международными корпорациями, деструктивные секты, и это очевидно, еще долгое время будут актуальной проблемой не только религиоведения.

К сожалению, в настоящее время российское законодательство не содержит правовых механизмов выявления, квалификации и судебной оценки подобных действий и преступлений именно как религиозных. Этот факт является свидетельством слабости и беспомощности российского государства и современного общества перед проблемой деструктивного сектантства и выработка четких критериев определения деструктивности религиозных организаций несомненно должны заслуживать самого пристального внимания со стороны религиоведения, изучающего феномен религиозного сознания. Возникновение подобного рода институциональных образований – деструктивных сект и антисектантских движений, является следствием целого ряда причин. Прежде всего это касается самой специфики современного сектантства. Секты в той или иной мере допускали и продолжают допускать насилие по отношению к своим же последователям и, при осуществлении своей миссионерской, экономической и политической деятельности, представляют опасность для общества, в котором существуют.

Рассмотрим конкретные примеры. Секта «Ананда Марга» признается как крайне реакционная и террористическая секта в многочисленных источниках. В 1972 году в Индии правительством этой страны данная религиозная организация была объявлена вне закона в связи со случаями многочисленных убийств своих бывших последователей и причастности к ряду убийств заметных политических деятелей Индии. Поводом официального запрета послужили также ставшие известными данные о причастности руководства этой организации к Центральному разведывательному управлению (ЦРУ) США, что вызвало многочисленные протесты со стороны государственной власти Индии и представителей общественности. «Ананда Марга» перед этим создала в Индии устойчивую международную структуру с достаточно высоким уровнем централизации власти, которую представляли такие политические партии, как PROUT (Progressive Utilization – «Прогрессивное использование»), во главе которой стояло ближайшее окружение лидера организации. Политическая деятельность секты формировалась на убеждении скорейшего прихода так называемого «садвипра радж» («власти просветленных»). PROUT в Индии достигла больших политических успехов, сформировав так называемый Прутистской политический блок и, помимо всего прочего, получила свою известность в качестве террористической организации, известной убийствами своих политических противников. Кроме PROUT лидер «Ананда Марга» Саркар организовал с помощью лидеров секты на местах такие организации, как AMURT (Ananda Marga Universal Relief Team)- «Всемирная команда помощи Ананда Марга», «Ананда Марга Парачак Сангха» («Общество пропаганды пути блаженства»), P.C.A.P – Международная Нео-Гуманистическая Экологическая Ассоциация (Prevention of Cruelty to Animals & Plants – Предотвращение жестокости по отношению к животным и растениям) и движение «Всемирное возрождение». Активная экстремистская и политическая деятельность «Ананда Марга» послужила, видимо, причиной активного внимания средств массовой информации к этой секте как в Индии, так и в Европе и США.

Деструктивную составляющую российской секты последователей Анастасии отмечают многочисленные источники и свидетельства бывших членов этого движения, акцентирующие внимание на опасности, которую представляет это учение, своим результатом имеющее целью создание эко-поселений, где рядовые адепты лишены адекватного медицинского ухода, живут у антисанитарных условиях, дети не получают образования, лишены медицинского присмотра и где наблюдаются случаи самоубийств и финансовых преступлений с имуществом последователей. В 2007 году в Тульской области создание эко-поселений секты стало причиной тяжких последствий для ее последователей, когда лидеры секты, организовывающие поселение на деньги, пожертвованные незадолго до этого в секту пришедшим туда людьми, допустили размещение этого поселения в радиоактивной зоне. Примечательно, что на одном из судебных процессов, проходивших в связи с обсуждением возможности приписывать себе право на контакты с богиней секты Анастасией другим людям и написания об этом книг, автор книг об Анастасии и лидер этой секты Владимир Мегре выиграл этот судебный процесс, заявив авторское право на создание вымышленного литературного образа, о чем рядовые последователи, естественно, до сих пор не знают.

Секте «Ашрам Шамбалы» вменяют в вину многочисленные случаи пропажи молодых людей, главным образом, девушек, финансовые махинации, физическое, психологическое и сексуальное насилие над последователями организации. Лидеров движения обвиняют в случаях садизма, сексуального насилия, пропажи людей, а также склоняющих своих последователей к сексуальной близости с лидерами секты, которые находятся состоянии заражения ВИЧ-инфекцией. Известны многочисленные случаи продажи адептами всего своего имущества и квартир с передачей всех денег наставникам секты. Имеет место также физическое насилие над адептами со стороны наставников, или по их указаниям.

Секта «Богородичный центр» известна своими криминальными и экстремистскими действиями, равно как и «Аум Синрике». Секта «Международное общество сознания Кришны» по всему миру стала известна как криминальная структура после ряда судебных разбирательств и скандалов внутри руководства этой секты. Также насилия в этой секте совершалось над детьми, в специальных школах-гурукулах, где дети должны были получать религиозное образование. Дети, выросшие с постоянном состоянии стресса, непрекращающегося сексуального насилия, впоследствии стали во всеуслышание говорить об этой проблеме, некоторые из них, не побоявшись преследования со стороны секты, подавали на руководство секты судебные органы, предавали гласности те обстоятельства жизни в гурукулах, свидетелями которых они являлись.

Секта мормонов, помимо своей активной прозелитической деятельности по отношению к основным христианским конфессиям по всему миру, известна многочисленными скандалами и судебными разбирательствами с момента своего появления. Основатель секты Смит еще в XIX веке был обвиняем по факту совершенных им экономических преступлений, махинаций с пожертвованиям и банковскими вкладами. Позже, когда секта стала известна большим числом своих последователей, со стороны руководства секты, Бригамом Янгом, был отдан приказ о массовом уничтожении поселенцев в штате Юта, на территорию которого претендовали мормоны. Позже скандалы с сектой были связаны с культовой практикой секты, которая предполагает крещение и заключение брака с умершими людьми. Скандал разразился, когда достоянием гласности стали сведения о проведенных крещениях в мормонской секте жертв Второй мировой войны, в частности, евреев. Протест был высказан представителями иудейских общин США, обвиняющих мормонскую секту в прозелитизме и оскорблении чувств верующих иудеев. Скандал разразился с новой силой, когда стало известно о крещении в мормонской секте Гитлера, виновника Холокоста. В России, после начала 1990-х годов представители секты – американские граждане, были многократно обвиняемы в сборе разведывательных данных на территории Российской Федерации в пользу США, после чего были вынуждены покидать, по решению суда, пределы России. Известны также многочисленные случаи скандалов, где фигурантом выступала секта мормонов, как решившаяся на крещение и бракосочетание с умершими людьми, что также оскорбляет чувства православных и представителей других, традиционных для России, религий.

Секта «Радастея», не смотря на свое недавнее появление и начало деятельности, уже стала известна в России многочисленными случаями убийств и самоубийств, совершенными последователями этой секты.

Саентологическая церковь является, пожалуй, самой скандальной из всех деструктивных сект. Среди криминальных действий саентологов, наиболее известны несколько десятков решений судов и заключений правоохранительных и государственных органов различных стран.

Секта «Свидетелей Иеговы» известна по всему миру своей агрессивной прозелитической деятельностью, убеждением в необходимости для последователей отказываться от почитания государственной власти (флага, герба, отказ от службы в армии и правоохранительных структурах, выборах и собраниях), умышленным причинением вреда здоровью по религиозным мотивам, среди которых наибольшую скандальную известность приобрел отказ иеговистов от медицинской процедуры переливания крови и лечения лекарствами, содержащими компоненты крови. Разжигание межрелигиозной ненависти и вражды, многочисленными случаями разрушения семей из-за членства одного из супругов в секте . В 1997 году Федеральный конституционный суд Германии постановил, что это объединение должно быть лишено юридического статуса как организация, пропагандирующая среди своих сторонников отказ от активной политической и общественной жизни. За последнее время — в период с 2007 по 2008 годы секта иеговистов стала постоянно фигурировать в скандалах, связанных со случаями педофилии в США. «Свидетели Иеговы» были запрещены на территории города Москвы в результате многочисленных обращений граждан с жалобами на действия этой секты в отношении их родственников, запрещающих общаться со своими внуками, детьми, а также из-за случаев причинения вреда психическому и физическому здоровью, материальному благополучию.

Секта «Церковь Объединения» известна своей активной политической деятельностью и многочисленными случаями финансовых махинаций, совершаемых под видом религиозной деятельности. В Корее, Северной Америке, Франции, Германии, России и других странах муниты известны как организация, активно занимающаяся бизнесом за счет средств своих последователей, которые обязаны отдавать все свои сбережения перед обрядами инициации в секте, работают за символическую плату на предприятиях Муна. Секта также известна своими агрессивными методами миссионерской деятельности, в подавляющем большинстве случаев приводящей к прозелитической деятельности. Для распространения своего вероучения сектанты активно используют свое политическое и финансовое влияние, вкладывают большие материальные средства в педагогическую деятельность. В России известны случаи внедрения под патронажем сектантов, в массовом порядке учебников, разработанных идеологами секты для младших классов средних образовательных российских школ. При всем при этом секта также известна как религиозная организация, убеждающая своих последователей, как правило, молодых людей студенческого возраста, как можно скорее покинуть по религиозным мотивам свое прежнее место жительства, и жить вместе с остальными последователями на частных квартирах в других городах, для активного занятия семинарами, лекциями и «фандрайзингом» – сбором пожертвований в пользу сектантского движения.

Секта «Церковь последнего завета» также известна своими действиями в отношении молодых людей, убеждая их уходить из семей и, живя в сектантском поселении Тиберкуль, работая на благо своего движения. Тем не менее, известны случаи многочисленных самоубийств, пропажи людей из этого поселения. Кроме того, в свете проповедей лидера секты Виссариона, люди все более становятся подготовленными для совершения массового самоубийства.

И таких примеров можно приводить достаточно много. Именно насилие и деструкция являются отличительными чертами деструктивных сект. Если ранее секты трактовались как опасные с той точки зрения, что ущерб от членства в секте нес сам последователь, принимая на себя религиозный опыт, обедняющий его культурный, моральный и интеллектуальный облик, то теперь секты представляют опасность совершенно на ином уровне. Перспективы существования организаций с вероучительным оправданием отчуждения и насилия таковы, что если решению данной проблемы не придать общегосударственный уровень, то последствия от деятельности деструктивных сект могут быть самыми трагическими. Религиозный смысл, который присутствует в деструктивных действиях последователей сект, подразумевает под собой весьма высокую степень мотивации.

Современное общество постепенно осознает необходимость ограничения деятельности деструктивных сект в их миссионерской, политической, экономической и образовательной деятельности. Секты уже не получают формального одобрения и поддержки со стороны общества и государства – средств массовой информации, государственных органов власти и представителей культуры, политики, бизнеса, традиционных религиозных организаций – представителей Православной Церкви и других религиозных объединений. Однако необходимо обратить внимание на необходимость разграничения деструктивного сектантства и традиционных религиозных организаций.

В качестве общепринятого понимания традиции в российском обществе касаемо духовной культуры, религии, морали, нравственности, традиционные религиозные организации не позволяют себе использование в религиозных ритуалах и действиях человеческой крови, применение в обрядах и церемониях органов или частей человеческого тела; демонстративное уничтожение, повреждение или символическое осквернение святынь, предметов религиозного назначения, мест ритуального захоронения и символики других религий, национально-государственной символики и мест почитания; отсутствует наличие в вероучительной системе или религиозной практике обоснования и требования осуществления развратных действий и половых извращений для кого бы то ни было, использование в ритуалах порнографии, проституции; проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение физического насилия во всех формах как в отношении адептов секты, выходцев из секты, так и в отношении всех иных людей; отсутствует проповедь, пропаганда, допущение возможности или действительное применение психического насилия (внушение, гипноз, формирование на уровне подсознания субъекта деятельностных установок или установок отношения, критический рациональный анализ которых невозможен для субъекта в состоянии ясного сознания); отсутствует наличие в вероучении или религиозной проповеди положения о принципиальной, неизменной ни при каких обстоятельствах неполноценности некоторых категорий людей, полной невозможности для них религиозного «спасения» и потому – отсутствии у них человеческого достоинства в том же понимании, что и у членов секты; наличие препятствования адепту любым способом выйти из организации, порвать с ней, отсутствие отрицания права на общение вне культа, отрицания институтов семьи и государства в обществе, отрицания права каждой личности на частную жизнь (не препятствующую осуществлению этого же права другими людьми), отрицания человеческого достоинства у всех людей, за исключением членов данной религиозной организации.

Деструктивная секта, имеющая в своей религиозной деятельности или в своем вероучении и тайных доктринах подобные элементы, должна признаваться преступным сообществом и ее деятельность, равно как и участие в этой деятельности, должны преследоваться по закону. Религиозный смысл, который присутствует в этих действиях, подразумевает под собой более сильную мотивированность действий, что также должно являться как отягчающее вину обстоятельство. Преступник, совершающий указанные выше действия, руководствуясь религиозными убеждениями, более опасен для общества. Это происходит вследствие особенной силы религиозной мотивации, соподчиняющей себе, как сущность духовной жизни субъекта, все иные мотивации человека. И тогда никакие иные мотивации, могущие в иных условиях задержать или ослабить стремление совершить преступное деяние (страх наказания, осуждения, чувство вины, понятие греха) не только не срабатывают, а иногда усиливают направленность на преступление, в связи с чем деструктивности сект необходимо уделять самое первостепенное внимание не только правоохранительным органам, но и представителям науки, образования и всем здоровым, созидающим силам нашего общества.

Диакон Александр Кузьмин, к.ф.н., преподаватель Саратовской православной духовной семинарии, руководитель Саратовского отделения Центра религиоведческих исследований